пятница, 12 апреля 2013 г.

Любовь и одиночество

Текст не мой, но он важный. Мастер рассуждает о двух видах одиночества. Объясняет, чем плоха покинутость и чем хороша самодостаточность. Какое одиночество нужно избегать, а какое наоборот, приносит пользу.

Вопрос: 
Бхагван, никогда раньше я не чувствовала так много любви и никогда раньше такого одиночества. Спасибо вам, Бхагван...

Ответ:
Прем Турья, это нечто глубокое, сложное для понимания, нечто огромного значения. Любовь всегда приносит одиночество. Одиночество всегда приносит любовь. Они неотделимы.

Люди думают как раз наоборот. Люди думают: "Когда вы любите, как вы можете быть одинокими?" Они не делают никакого различия между двумя словами: loneliness (дословно: "одиночество" в смысле покинутости, брошенности, никому ненужности. - Прим. пер.) aloneness (дословно: "одиночество" в смысле самодостаточности, готовности действовать самостоятельно, опираться на свои собственные силы. - Прим. лер.). Отсюда вся путаница.

Когда вы любите, вы не можете быть одинокими, покинутыми, это верно. Но когда вы в любви, вы обязаны быть одинокими, самодостаточными - это гораздо более верно. Одиночество, брошенность, покинутость - негативное состояние. Покинутость означает, что вы жаждете других. Покинутость означает, что вы печальны, унылы, в отчаянии. Покинутость, одиночество означает, что вы испуганы. Покинутость значит, что вы чувствуете, что вас забыли, что вы никому не нужны. Она причиняет боль. Покинутость подобна ране.

Одиночество, самодостаточность - как цветок. Я знаю, ваши словари скажут, что loneliness (покинутость) и aloneness (самодостаточность) синонимы, но это не так. Это совершенно разные явления. Покинутость - как рана, которая может превратиться в язву. Гораздо больше людей умерло от покинутости, чем от какой-либо другой болезни. Мир полон людей страдающих одиночеством, брошенностью, и из-за их одиночества они продолжают делать все виды глупостей, чтобы только как-то заткнуть эту рану, эту пустоту, эту негативность, отрицательность.

Покинутый, одинокий человек начинает слишком много есть, просто чтобы почувствовать наполненность. Покинутый человек начинает накапливать жир. Покинутый человек начинает употреблять алкоголь или другие наркотики, от сомы до LSD, потому что он хочет забыть себя. Покинутость столь безобразна, столь жутка, столь подобна смерти, что хочется сбежать от неё. Покинутый человек сидит перед телевизором, как приклеенный, четыре, пять, даже шесть часов. Средний американец сидит перед телевизором по шесть часов, пока не покраснеют глаза. А что ещё делать? Куда идти? С кем общаться?

Общение прекратилось. Люди не говорят друг с другом. Максимум, что они делают, - это говорят рядом с другими, но не друг с другом. Люди забыли, как входить в контакт с другими. Люди стали параллельными линиями, бегущими очень близко, но нигде не встречающимися. Даже муж и жена, даже друзья, даже так называемые любовники - только параллельные линии, никогда нигде не встречающиеся. Идущие очень близко, надеющиеся, что завтра встреча случится, но это только надежда, это просто иллюзия. Она помогает людям как-то жить дальше.

Это похоже на то, как вы, идя по железнодорожному полотну, видите рельсы, идущие параллельно, и вдали, на расстоянии, кажется, что они встречаются, но они никогда не встретятся. Вы можете подойти к тому месту и не увидите никакого пересечения. По мере того, как вы будете подходить ближе, точка пересечения будет отодвигаться всё дальше от вас. Расстояние между вами и так называемой точкой пересечения будет оставаться тем же самым.

Мир очень одинок, поэтому люди идут в наркотики или в секс, или в какой-нибудь другой вид развлечения, который позволит им, по крайней мере, на время забыться от их одиночества и покинутости. Рана истекает гноем. Мы прячем её многими способами: посредством огромной собственности, огромных дворцов, посредством больших денег, посредством новых технических устройств, но рана остаётся, технические устройства не могут скрыть её. Вы можете иметь самый большой дом в мире и всё же вы будете так же одиноки в нём, как вы были бы одиноки в маленьком коттедже. Одиночество не будет делать никаких различий: собственность не может изменить вашего внутреннего одиночества.

И тогда люди начинают взаимоотношения с другими, но поскольку и те, и другие покинутые и томящиеся одиночеством, взаимоотношения невозможны; взаимоотношения не могут вырасти из нужды. Взаимоотношения могут возникнуть только из изливающейся через край энергии, и никогда из нужды. Если один человек нуждающийся и другой человек также нуждается, тогда оба будут стараться эксплуатировать друг друга. Взаимоотношения будут эксплуатацией, а не любовью и сочувствием. Они не будут дружественными. Они будут видом вражды - очень горькими, но в сахарной глазури. И, рано или поздно, сахар истощается; после медового месяца сахар уходит, и всё становится горьким. И теперь они попались. Сначала они были одинокими по отдельности, теперь они одиноки вместе, что причиняет боль ещё больше. Просто посмотрите на мужа и жену, сидящих в комнате: оба одиноки. На поверхности вместе, глубоко внутри одиноки. Муж, потерявшийся в своём одиночестве, и жена, потерявшаяся в своём одиночестве. Наипечальнейшая вещь в мире - увидеть двух любовников, пару, и оба одиноки - наипечальнейшая вещь в мире!

Одиночество как самодостаточность - совершенно другое. Самодостаточность - это цветок, цветение лотоса в вашем сердце. Одиночество как самодостаточность позитивно, самодостаточность - это здоровье. Это радость бытия самим собой. Это радость того, что у вас есть собственное пространство, свой космос.

Да, когда вы в любви. Турья, вы чувствуете одиночество-самодостаточность. Самодостаточность прекрасна, самодостаточность - благословение.

Но только любящие могут чувствовать её, поскольку только любовь даёт вам храбрость быть самодостаточными, только любовь создаёт фон самодостаточности. Только любовь осуществляет вас настолько глубоко, что вам больше не нужны другие: вы можете быть одни. Любовь делает вас настолько всеобъемлющими, что вы можете быть едиными и экстатичными. Любовь становится контрастом: любовь и самодостаточность - два полюса одной энергии.

Неплохо бы понимать это, потому что иногда так случается, что любовники не дают друг другу достаточно пространства для того, чтобы побыть одному, самому по себе. Если любовники не будут давать друг другу достаточно пространства для того, чтобы побыть одному, тогда любовь будет разрушена, потому что именно из самодостаточности и одиночества она черпает новую энергию, свежие соки. Когда вы один, сам по себе, вы аккумулируете энергию до той точки, когда она начинает изливаться через край.

Этот изливающийся через край поток становится любовью: тогда вы можете идти и делиться с вашими друзьями, с вашими женщинами, с тем, кого вы любите. Теперь у вас есть достаточно, чтобы делиться; на самом деле, слишком много - вам необходимо делиться. И это не то чтобы вы делали одолжение другим; на самом деле, вы будете обязаны другим. Когда тучи тяжелы, они должны излиться дождём, и они благодарны земле, что она дала возможность им пролить дождь, что она впитала его, что она приняла его, как гостя, что она была радушна ему. Когда цветок открывается, он должен высвободить его аромат. Он благодарен ветрам, что они разнесли его аромат во все стороны.

Когда человек один, самодостаточен, он накапливает энергию. Энергия есть жизнь и энергия - это восторг, энергия - это любовь и энергия - это танец, празднование. Если есть энергия, тогда всё возможно. Тогда она становится песней, танцем, любовью. И когда энергии слишком много, только тогда она может стать оргазмичной.

Многие люди занимаются любовью, но не имеют понятия, чем является оргазм, так как они уже растратились (dissipate - имеет значения: 1. Растрачивать (понапрасну) и 2. Вести распущенный, беспутный образ жизни. - Прим. пер.). Когда они занимаются любовью, они пусты; когда они занимаются любовью, у них нет энергии, чтобы делиться. Когда они занимаются любовью, они не изливаются через край. Их оргазм не больше, чем половой, генитальный. Их оргазм весьма небольшое, посредственное явление; не имеет никакой духовной ценности. Это что-то вроде чиха. Конечно, чихнув, вы чувствуете себя немного лучше. Или это что-то вроде чесания спины - кажется, что это не плохо. Вы облегчаетесь.

Оргазм - не облегчение: оргазм - это празднование. И оргазм является вашей встречей, через другого, с целым. Оргазм всегда божественен: другой становится дверью и вы входите в божественное. Оргазм всегда является духовным, он никогда не половой, не сексуальный. Те, кто думают, что оргазм сексуален, ничего вообще не понимают; они ничего не знают о сексе, и они ничего не знают о переживании оргазма. Оргазм - это всегда самадхи, экстаз. Но люди не имеют понятия, потому что они встречаются из нужды, а не из-за бьющей через край энергии.

Так что когда вы любите, возникает великая потребность быть одному, самому по себе - только в любви, запомните, возникает великая потребность быть одному. И настоящими влюблёнными являются те, кто даёт свободу другому быть самому по себе, одному. Вскоре они наполнятся энергией, сойдутся и изольют их энергию друг на друга. Во время одиночества, самодостаточности, возникает огромное желание поделиться. Поймите ритм: во время любви, вам хочется быть одинокими, во время одиночества, вскоре вам хочется любви. Влюблённые сходятся и расходятся, сходятся и расходятся - это ритм. Расхождение не анти-любовь; расхождение - это просто достижение вашей самодостаточности вновь, и её красоты, её радости. Но когда вы наполнитесь радостью, возникнет внутренняя, неизбежная потребность поделиться ей. Никто не может сдержать радость, и радость, которую вы можете сдержать, не имеет большой ценности. Радость больше, чем вы, она не может быть сдержана вами. Это наводнение, потоп! Вы не можете сдержать её, вы должны искать и отыскивать людей, чтобы поделиться с ними.

То, что происходит с вами в ваших любовных делах, случается на высшем плане со всеми Буддами. Когда Будда стал просветлённым, он стал так полон энергии, столь наполнен радостью, что он должен был разделить её. Сорок два года он ходил от деревни к деревне, постоянно делясь своей радостью.

Это то, что я делаю в отношении вас. Я не учитель. У меня нет ничего, чтобы учить, никакой доктрины для передачи, никакой информации - но я здесь, чтобы разделить моё существо. Я слишком наполнен, туча слишком тяжела. И если вы можете воспринять меня, я буду благодарен вам.

Из-за переполненности возникает желание делиться. И просветление, Будовость, Сознание Христа соединяют вас с Богом. Бесконечный источник энергии становится доступным вам. Неисчерпаемый источник ваш. Вы можете идти и делиться, и чем больше вы делитесь, тем больше приходит к вам.

Самодостаточность достигла своего предельного пика. Мастер - самый одинокий человек в мире, и поэтому Мастер величайший в мире влюблённый. Вы не сможете найти больших влюблённых, чем Будда или Христос. Но теперь эта любовь настолько качественно иная, что она имеет качество дружелюбия, сочувствия, соучастия. Страстность, чувственность исчезает.

Чувственность (passion) очень мала, мелка; сочувствие (compassion) безмерно, громадно, огромно, бесконечно. Когда чувственность становится безграничной, она становится сочувствием.

Турья, твоё переживание прекрасно, и ты поняла его красоту, поэтому ты почувствовала такую благодарность ко мне.

Ты говоришь: Никогда раньше я не чувствовала так много любви и никогда раньше такого одиночества.

Это две стороны одной и той же медали.

И ты говоришь: Спасибо вам, Бхагван.

Ты поняла. Я счастлив, что ты оказалась способной увидеть связь между любовью и самодостаточностью, одиночеством. Наслаждайся ими. Никогда не выбирай одно без другого, потому что, если ты выберешь одно, умрут оба. Позволяй случаться обоим. Когда возникло одиночество, двигайся в него; когда случится любовь, иди в неё. Одиночество значит движение внутрь, любовь значит движение наружу.

Одиночество - это дыхание входящее внутрь, любовь - это дыхание идущее наружу. Если вы остановите одно, вы умрёте. Вы не можете только вдыхать, вы не можете только выдыхать. Дыхание - это целостный процесс, и в целостном процессе входящее дыхание так же важно, как выходящее. Любовь - это дыхание, жизнь, идущая наружу; одиночество - это дыхание, жизнь, идущая внутрь. Так живёт ваша душа; это то, именно так вы становитесь душевными (soulful - буквально: наполненными душой. -Прим. пер.}.

Позвольте оба. Никогда не выбирайте. Не выбирая, позвольте и то, и другое. И куда бы дыхание, жизнь не шла, идите с ней. Одиночество - внутренняя сторона (interiority), любовь - внешняя (exteriority).

Карл Густав Юнг сделал эти слова очень известными. Он разделил людей на два типа: интроверты и экстраверты. Это ложное разделение. Люди не могут быть определены таким образом. Люди не могут быть разложены по ящикам с бирками таким образом. Я никогда не сталкивался с кем-либо, кто был бы только интроверт - он бы умер немедленно, так как у него было бы только входящее дыхание. Я никогда не видел человека, который только экстраверт - он тоже бы умер. Люди - и то, и другое.

Может быть так, что кто-то более экстраверт, чем интроверт, и наоборот. И это то, что вносит дисбаланс в вашу индивидуальность. Человек должен быть и тем, и другим одновременно. Он должен быть сбалансированным.

Мои саньясины должны быть экстравертными интровертами и интровер-тными экстравертами - и тем, и другим одновременно. Это одна из самых важных вещей для понимания, так как в прошлом монахи старались быть только интровертами. Они были так называемыми "людьми не от мира сего", людьми, которые отвергли мир и отправились в монастыри, горы и пустыни. Они решили, что быть интровертом - единственный правильный способ соединиться с Богом, как будто снаружи его нет, а только внутри.

И другие, мирские люди, остались экстравертами. Они решили, что им нет дела до интроверсии, медитации, молитвы. Их интерес в деньгах, силе, власти, престиже, народе, толпах - в мирском. Они никогда не заглядывали внутрь. Это очень шизофреническая, расщеплённая расстановка.

Я хотел бы, чтобы мои саньясины были не шизофреничными, а цельными. Будьте в мире, но всё же будьте не от него. Двигайтесь между внешним и внутренним и позвольте движению стать таким лёгким, таким простым, на сколько возможно. Просто, как вы выходите из дома в сад: стало слишком холодно внутри, и вы выходите. Стало слишком солнечно снаружи; вы стали чувствовать жару, вы начали потеть, и вы входите внутрь, в дом, в его прохладу и тень. Просто, как вы входите внутрь дома и выходите наружу, так же двигайтесь внутрь и наружу: и то, и другое ваше.

Прежние саньясины, прежние монахи, утверждали только внутреннее и отвергали внешнее. Моё послание таково: ничто не должно быть отвергнуто, всё принадлежит вам. Я даю вам всю вселенную, весь космос, и внутренний и внешний. И я не хотел бы, чтобы вы стали интровертами, потому что интроверты, которые против экстравертности, становятся больными, патологическими, спящими, инертными, закрытыми, оторванными, неукоренёнными. Они начинают жить жизнью без окон. Они начинают жить в ненужном страдании. Они никогда не узнают, что такое самодостаточность, потому что самодостаточность не может быть узнана без любви, они знают только никому ненужность, покинутость. А никому ненужность - это не здоровье, никому ненужность - это болезнь.

И люди, живущие только внешним миром и никогда не думающие о внутреннем, находятся на противоположном полюсе. Они что-то знают о любви, но их любовь не больше, чем похоть, потому что любовь не может случиться, пока самодостаточность так же не случилась в вас. Их любовь красивое название похоти. Они нуждаются в других, они используют других, обладают другими. А когда вы обладаете другими, другие обладают вами. Люди делаются рабами, люди низводятся до вещей. Люди уже больше не люди.

Человек, который живёт только во вне, не зная своей внутренней стороны, беден, очень беден, не подозревая о своих внутренних сокровищах. И человек, который живёт только внутри, тоже беден, поскольку он никогда не знал красоты существования, звёзд, песка и солнца, деревьев и птиц.

Внутреннее и внешнее - это не две вещи. Внутреннее - это внутренняя сторона внешнего, а внешнее - это внешняя сторона внутреннего. Мои саньясины должны быть и тем, и другим одновременно. Я бы хотел создать нового человека, которого Карл Густав Юнг не смог бы определить, которого он не смог бы назвать экстравертом или интровертом, для которого он должен был б найти новое слово, так как он будет целостным, он будет и тем, и другим. Он будет столько же телом, сколько и душой; он будет столь же материалистичным, сколь и духовным. Он будет от этого мира так же, как и от того, его ум не будет разделён, у него не будет предпочтений.

Турья, нечто прекрасное случалось с тобой - продолжай двигаться в том же направлении. Не заблудитесь, так как очень просто заблудиться. Наши старые привычки, наши старые идеи, представления продолжают тянуть назад к старым шаблонам и стереотипам. Ваш ум скажет: "Это одиночество - не самодостаточность, это никому ненужность". Ваш ум постарается разрушить это, называя это никому ненужностью. Берегитесь! Остерегайтесь своего собственного ума! Поскольку нет большего врага, чем ваш собственный ум.

Под "умом" я имею в виду ваше прошлое. Продолжайте умирать для прошлого и продолжайте учиться новым вещам. Вы наткнулись на нечто ужасно ценное, совершенно новое и свежее. Любовь приносит самодостаточность, самодостаточность приносит любовь. Так тоже случается.

© Ошо (Бхагаван Шри Раджниш)

Комментариев нет :

Отправить комментарий